Как ставки влияют на экономику РФ: исследование на основе данных МВФ

    By Igor Antonov
    In Аналитика
    Апр 23rd, 2017
    0 Comments
    3276

    Ненормальный уровень ставок

    Ежеквартально МВФ публикует отчет, который называется World Economic Outlook. Это документ с основными цифрами макроэкономической статистики и прогнозами. На этой неделе был опубликован апрельский выпуск. Нашел там прекрасную диаграмму.

    Это реальные процентные ставки по развивающимся странам. Синие столбики это реальные ставки в августе 2016 года, красные – в марте 2017 года.

    Реальные процентные ставки это разница между номинальными ставками и инфляцией. В России, как видите, реальные ставки около 6%. Номинальные ставки в России – 11%, инфляция 5%. Итого разница – 6%.

    Нормальный уровень реальных ставок – 2%. Выше 2% реальные ставки устанавливают когда экономика испытывает перегрев. Признаки перегрева это высокая инфляция, высокие темпы экономического роста и вообще высокие темпы роста всего: ритейла, грузоперевозок, фондового рынка. Никаких других показаний для повышения реальных ставок выше 2% не существует. Понятно что в России никакого перегрева нет даже близко. В России, наоборот, рецессия. Экономика сокращается. В 2015 году экономика РФ сократилась на 2,8%, в 2016 году экономика сократилась на 0,2%. Во время рецессии все страны понижают реальные ставки ниже 2%, а иногда даже ниже нуля. Соответственно, реальные ставки в России должны быть ниже 2%, а возможно даже что ниже 0%. А у нас реальные ставки 6%. Какие сомнения что будет рецессия?

    Реальные процентные ставки это та макроэкономическая переменная, которая определяет темпы роста экономики. Смотрите, у какой страны самые высокие реальные ставки? У Бразилии. Какие темпы экономического роста у Бразилии? В 2016 году – минус 3,5%. Одно вытекает из другого самым прямым образом.

    Примером страны, у которой явный перегрев экономики, является Китай. И как видите у Китая реальные ставки 2%. Несмотря на перегрев экономики Китай продолжает держать ставки на низком уровне 2%, потому что если он ставки подымет начнется рецессия.

    Отрицательные реальные ставки у Польши, Филиппин, Турции. Какие темпы роста экономик у этих стран? У Польши – 3%, у Филиппин – 6,6%, у Турции – 4%.

    У всех развитых стран реальные ставки тоже отрицательные.

    Теперь смотрите, на диаграмме ниже показана динамика номинальных ставок и индекс выпуска в России. Индекс выпуска это грубо и есть темпы роста ВВП.

    У кого-то есть сомнения в том что ставки самым непосредственным образом определяют темпы экономического роста? Когда ставки идут вверх, темпы роста ВВП (индекс выпуска) идут вниз, и наоборот. Тут даже модель не нужно строить. На графике сильнейшая обратная зависимость между этими переменными видна даже слепому.

    Короче, если реальные ставки в России уронить с 6% до 2%, то темпы роста ВВП будут около 6-7%. А если реальные ставки уронить до нуля, то темпы роста экономики станут двузначными. Вот так вот всё не сложно.

    Обоснование тезиса: растет ставка – растет инфляция

    Сначала немного теории. О том как процентные ставки влияют на инфляцию и инфляция на процентные ставки высказывались многие классики. Мы считаем необходимым упомянуть 4 из них: Кейнса, Фридмана, Фишера и Тэйлора. Точнее первые трое из них классики, а четвертый просто известный экономист, на труды которого и опираются сторонники повышения ставок.

    1. Кейнс считал что номинальные процентные ставки это функция инфляции, т.е. если инфляция растет то растут и номинальные процентные ставки. Идея управлять инфляцией через повышение (понижение) процентных ставок ему в голову не приходила, потому что он видел в процентных ставках исключительно зависимую переменную.

    2. Ирвинг Фишер – основной методолог по данному вопросу. Если вы зайдете в Google Scholar и наберете “interest rates inflation relationship” то выясните что первые 4 самые цитируемые научные статьи по теме посвящены эффекту Фишера. А эффект Фишера заключается в том что манипулировать реальными процентными ставками невозможно, а инфляция и номинальные процентные ставки тесно и положительно между собой связаны. Соответственно, если растет инфляция, то растут номинальные процентные ставки (и наоборот).

    3. Милтон Фридман считал что номинальные процентные ставки есть функция инфляции, а инфляция есть функция денежного предложения. Отвечая на вопрос может ли ЦБ (ФРС) управлять номинальными процентными ставками, он говорил что это возможно только через управление инфляцией, а инфляцией можно управлять только уменьшая или увеличивая денежное предложение. Если номинальные ставки  высокие, то это результат слишком мягкой денежно-кредитной политики.

    4. Тэйлор известен тем, что стал первым экономистом кто стал рассматривать инфляцию как функцию процентных ставок. Т.е. до него считалось что у ЦБ есть только один рабочий инструмент – денежная масса. Тэйлор заявил важный тезис о том, что ЦБ может еще управлять процентными ставками. Также он является автором правила Тэйлора, согласно которому чтобы понизить инфляцию нужно повысить номинальные ставки.

    Таким образом, когда экономисты либерального толка утверждают что рост ставок влечет снижение инфляции, они опираются на работы только одного крупного экономиста – Тэйлора (который даже не является Нобелевским лауреатом) и игнорируют таких монстров экономики как Кейнс, Фишер и Фридман.

    Как Тэйлор пришел к своим выводам? Он считал что инфляция есть функция output gap, а когда output gap положительный инфляция растет и чтобы ее понизить нужно повысить ставки, тогда output gap начнет сокращаться и инфляция упадет. Весь мир 20 лет (с 1993 года) верил в эту логику (Тэйлор действительно очень авторитетный экономист). Но потом (где-то к 2012 году) стало понятно что он ошибся в базовой предпосылке. Положительный output gap влечет не рост инфляции, а наоборот, дефляцию. Сейчас это очевидно для всех, потому что перед глазами пример США, Европы, Японии и Китая. И последние годы ссылаться на правило Тэйлора – моветон, потому что его теория опровергнута самой жизнью.

    Сейчас самой авторитетной и актуальной работой по поводу влияния процентных ставок на инфляцию является вот эта статья (https://ideas.repec.org/p/red/sed011/425.html). Авторы пишут, что повышение Центробанками процентных ставок имеет последствия 2 типов. Первое – снижение объемов производства (или сокращение темпов роста объемов производства), что влечет падение курса нац валюты. Второе – приток иностранной валюты в страну, что влечет удорожание местной валюты. В разных странах эти эффекты комбинируются по-разному. В развитых странах второй эффект доминирует над первым, поэтому в результате повышение ЦБ ставок, курс нац валюты растет и, соответственно, инфляция падает. А в развивающихся – наоборот. Первый эффект сильно доминирует над вторым. Потому что когда растут ставки, к примеру в Бангладеш, у мировых спекулянтов не возникает идеи открывать депозиты в банках Бангладеша. Вот когда ставки растут в США, тогда да, все спекулянты открывают депозиты в банках США, а с развивающимися странами этот фокус не работает. Короче, вывод авторов такой, что повышение ставок ЦБ в 84% развивающихся стран приводит к падению нац валюты и, соответственно, росту инфляции.

    Самое смешное, что рост инфляции при росте процентных ставок это не какая-то исключительная зависимость, а самая обычная ситуация. В ноябре 2014 года Федеральный Резервный Банк Сент-Луиса опубликовал масштабное исследование на эту тему. В нем, на выборке из 25 развитых и 49 развивающихся стран авторы доказывают, что рост ставок влечет рост инфляции в 73% развитых и 80% развивающихся стран. В том же исследовании на выборке из 49 развивающихся стран авторы доказывают, что рост ставок влечет ослабление курса национальной валюты в 73% развивающихся стран.

    Российская ситуация это не прецедент, а абсолютно классический случай.

    Источник: http://monetary-policy.livejournal.com/51028.html

    • Аналитика

    • Подпишись на новости!