Неправильная позиция на фьючерсах: брокер “АЛОР” подал иск к своему клиенту на 7,34 млн. рублей

    By Igor Antonov
    In Новости брокеров и управляющих компаний
    Янв 15th, 2020
    0 Comments
    35

    С ростом активности граждан на фондовом рынке все острее встает вопрос регуляторных ограничений по покупке сложных продуктов для снижения риска убытков. В этом контексте выглядит показательным судебное разбирательство между брокером и клиентом, купившим инструменты на 50 млн руб., имея на счете меньше 300 тыс. руб. В результате снижения рынка по открытой позиции получился убыток в размере 7 млн руб. Теперь брокер пытается отсудить средства у клиента, который, по собственным словам, просто не понимал, что происходит. Эксперты критикуют обе стороны, а юристы полагают, что расплатиться клиенту придется.

    Брокерская компания «Алор+» в декабре 2019 года подала иск к своему клиенту Айнуру Зиганшину о взыскании 7,34 млн руб. Как говорится в исковом заявлении (с ним ознакомился “Ъ”), в конце января 2019 года господин Зиганшин, имея на счете 270 тыс. руб., купил 20 контрактов фьючерса АИ-92 БТЦ «Аллагуват» с поставкой в марте того же года по цене 43,95 тыс. за тонну на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ).

    Согласно спецификации инструмента, в один контракт входит 60 тонн, таким образом, номинальный объем сделки составил 52,74 млн руб. «Я думал, что покупаю 20 тонн, а не 1,2 тыс., и покупал по принципу: пока программа дает купить, буду покупать»,— сообщил сам Айнур Зиганшин в своем блоге на портале Smart-lab.ru в начале января 2020 года. “Ъ” он пояснил, что является неквалифицированным инвестором, хотя и торговал как трейдер в компании на спотовом рынке данной биржи.

    При покупке срочных контрактов первоначально вносится гарантийное обеспечение, в данном случае оно составляло 6% от стоимости контракта. Таким образом, на свои средства инвестор смог бы купить фьючерсов лишь на 4,5 млн руб. По словам Айнура Зиганшина, брокер объяснил, что увеличил его покупательную способность, дав кредитное плечо 1 к 10. Между тем цена на фьючерс снижалась, и, согласно иску, у клиента уже к середине февраля образовалась задолженность в размере 795 тыс. руб. Тогда брокер начал принудительно закрывать позиции. По итогам последней сделки задолженность клиента составила 7,34 млн руб.

    В «Алор+» и СПбМТСБ на запрос “Ъ” не ответили. По мнению руководителя направления «Срочный рынок» компании «БКС Брокер» Никиты Силкина, участник, совершив сделки с контрактом, даже не ознакомившись с размером лота, допустил серьезную ошибку. Обычно, поясняет эксперт, поставочные фьючерсы на бензин непопулярны среди физических лиц из-за низкой ликвидности, для спекулятивных операций больше подошел бы расчетный фьючерс.

    Но хотя ошибка самого инвестора очевидна, остаются вопросы и к брокеру — по размеру предоставленного плеча, а также по задержке в принудительном закрытии убыточных позиций. Практика предоставления плеча в виде снижения размера гарантийного обеспечения (ГО) на срочном рынке есть. «Как правило, в этом случае ГО может быть вдвое меньше, чем биржевое ГО. В рассматриваемом случае размер ГО был снижен на куда более серьезную величину»,— говорит руководитель управления по работе с клиентами «Финама» Дмитрий Леснов. «Снизить в десять раз можно по договоренности с брокером, но на безрисковых операциях, например, когда есть две встреченные сделки по одинаковым контрактам с разными сроками исполнения»,— добавляет один из трейдеров.

    ЦБ уже начал работу по регулированию размера плеча на срочном рынке — в частности, с 1 июля 2019 года вступило в силу новое указание по этому поводу. Однако оно не распространяется на клиентские портфели, в которых есть только срочные контракты на товары. Также нет регулирования и по закрытию позиций по портфелю, состоящему лишь из срочных контрактов. Осенью прошлого года регулятор направил участникам рынка письмо, в котором предложил ввести регулирование по принудительному закрытию позиций клиентов на срочном рынке на уровне стандартов саморегулируемой организации. Но, по словам вице-президента НАУФОР Кирилла Зверева, на данный момент размер плеча на срочном товарном рынке, а также механизм принудительного закрытия позиций по товарным деривативам устанавливаются в договорах с клиентами. Кирилл Зверев пояснил, что под общее нормативное регулирование эти моменты не попали, поскольку сложно определить общий для всех ситуаций механизм расчета.

    Поэтому суд вряд ли встанет на сторону клиента, считают юристы. «Законодательно вопросы принудительного закрытия позиций клиента не регулируются, равно как и кредитное плечо. Указанные вопросы регулируются регламентом брокерского обслуживания, и если брокер этот регламент не нарушил, то, к сожалению, вероятность решения спора в пользу клиента будет низкой,— поясняет советник “S&K Вертикаль” Алена Бачинская.— У клиента же, как правило, имеется обязанность по оперативному реагированию на возникающие ситуации и сообщения брокера. В данном случае клиент не отреагировал должным образом». Эксперт отмечает, что в сложившейся ситуации единственным реальным вариантом для клиента может быть заключение мирового соглашения с брокером, чтобы снизить размер задолженности или получить рассрочку.

    Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4219011

    • Аналитика

    • Подпишись на новости!